Повседневная жизнь Русского Севера. Василий Белов. От Автора

 Очерки о быте и народном искусстве крестьян Вологодской, Архангельской и Кировской областей

ВАСИЛИЙ БЕЛОВ

                    ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РУССКОГО СЕВЕРА

         Очерки о быте и народном искусстве крестьян Вологодской, Архангельской и Кировской областей

  Белов В.И. Повседневная жизнь русского Севера. Очерки о быте и народном искусстве крестьян Вологодской, Архангельской и Кировской
областей. 

М.: Молодая гвардия, 2000

  Звездой * обозначены подстраничные примечания автора.


СОДЕРЖАНИЕ

  От автора

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  КРУГЛЫЙ ГОД
Весна
Лето
Осень
Зима

  ПОДМАСТЕРЬЯ И МАСТЕРА
Плотники
Кузнецы
Копатели колодцев
Пастухи
Сапожники
Столяры
Нищие
Лодочники
Печники
Гончары
Коновалы
Каталя
Мельники
Торговцы
Знахари

  СПУТНИК ЖЕНСКОЙ СУДЬБЫ
Лен
Теребление льна
Обмолот
Расстил
Битье масла
Мятка
Трепка
Очес
Пряжа
Обработка пряжи
Тканье
Обыденная пелена
Выбеливание
Витье веревок
Вязка рыболовных снастей
Незримые лавинки

  РУКОДЕЛЬНИЦЫ
Шитье
Вязание
Плетение
Остановленные мгновения
Кружевоплетение
Чернение по серебру
Шемогодская резьба по бересте
Резьба по кости

 

                                  ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

  МИРЯНЕ
Край
Волость
Деревня
Подворье
Семья

  ЖИЗНЕННЫЙ КРУГ
Младенчество
Детство
Отрочество
Юность
Пора возмужания
Преклонные годы
Старость

  РОДНОЕ ГНЕЗДО
Лесной сеновал
Лесная избушка
Поскотина
Гумно
Амбар
Баня
Дом
В доме и около
Двор

  БУДНИ И ПРАЗДНИКИ
По вытям
Неделя
Неразлучная пара

  ЗАСТОЛЬЩННА
Ржаное
Житное
Скоромное
Рыбное
Огородное
Лесные дары
О чем звенит самовар

  ОДЕЖДА

  ИГРЫ
На границе яви и сна
Серебро и золото детства
Долгое расставание

 

                                  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

  ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
Драматизированные обычаи и обряды
Свадьба
Крестины
Похороны
Проводы в армию
Помочи
Ярмарка
Сход
Гулянья
Праздник
Святки
Масленица

  НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ
Искусство народного слова
Разговор
Предание
Бывальщина
Сказка
Бухтина
Пословица
Песня
Причитание
Частушка
Раек
Заговор
Загадка
Прозвища

  НЕ СЛОВОМ ЕДИНЫМ

  ДРЕВОТЕСНОЕ-КАМНЕТЕСНОЕ
Клеть
Изба
Дом
Мельница
Часовня
Храм

  О НАРОДНОЙ СКУЛЬПТУРЕ

  ИЗУГРАФЫ

  РОЖДЕННЫМ НЕПОВТОРИМЫМ




ОТ АВТОРА

  Стихия народной жизни необъятна и ни с чем не соизмерима. Постичь ее до конца никому не удавалось и, будем надеяться, никогда не удастся.

В неутолимой жажде познания главное свойство науки - ее величие и бессилие. Но для всех народов Земли жажда прекрасного не менее
традиционна. Как не похожи друг на друга две эти человеческие потребности, одинаковые по своему могуществу и происхождению! И если мир состоит действительно лишь из времени и пространства, то, думается, наука взаимодействует больше с пространством, а искусство - со временем...

Народная жизнь в ее идеальном, всеобъемлющем смысле и знать не знала подобного или какого-либо другого разделения. Мир для человека был единое целое. Столетия гранили и шлифовали жизненный уклад, сформированный еще в пору язычества. Все, что было лишним, или громоздким, или не подходящим здравому смыслу, национальному характеру, климатическим условиям, - все это отсеивалось временем. А то, чего недоставало в этом всегда стремившемся к совершенству укладе, частью постепенно рождалось в глубинах народной жизни, частью заимствовалось у других народов и довольно быстро утверждалось по всему государству.

Подобную упорядоченность и устойчивость легко назвать статичноcтью, неподвижностью, что и делается некоторыми "исследователями" народного быта. При этом они намеренно игнорируют ритм и цикличность, исключающие бытовую статичность и неподвижность.

Ритм - одно из условий жизни. И жизнь моих предков, северных русских крестьян, в основе своей и в частностях была ритмичной. Любое нарушение этого ритма - война, мор, неурожай - лихорадило весь народ, все государство. Перебои в ритме семейной жизни (болезнь или преждевременная смерть, пожар, супружеская измена, развод, кража, арест члена семьи, гибель коня, рекрутство) не только разрушали семью, но сказывались на жизни и всей деревни.

Ритм проявлялся во всем, формируя цикличность. Можно говорить о дневном цикле и о недельном, для отдельного человека и для целой семьи, о
летнем или о весеннем цикле, о годовом, наконец, о всей жизни: от зачатия до могильной травы...

Все было взаимосвязано, и ничто не могло жить отдельно или друг без друга, всему предназначались свое место и время. Ничто не могло
существовать вне целого или появиться вне очереди. При этом единство и цельность вовсе не противоречили красоте и многообразию. Красоту нельзя было отделить от пользы, пользу - от красоты. Мастер назывался художником, художник - мастером. Иными словами, красота находилась в растворенном, а не в кристаллическом, как теперь, состоянии.

Меня могут спросить: а для чего оно нужно, такое пристальное внимание к давнему, во многом исчезнувшему укладу народной жизни? По моему
глубокому убеждению, знание того, что было до нас, не только желательно, но и необходимо.

Молодежь во все времена несет на своих плечах главную тяжесть социального развития общества. Современные юноши и девушки не исключение
из этого правила. Но где бы ни тратили они свою неуемную энергию: на таежной ли стройке, в полях ли Нечерноземья, в заводских ли цехах -
повсюду молодому человеку необходимы прежде всего высокие нравственные критерии... Физическая закалка, уровень академических знаний
и высокое профессиональное мастерство сами по себе, без этих нравственных критериев, еще ничего не значат.

Но нельзя воспитать в себе эти высокие нравственные начала, не зная того, что было до нас. Ведь даже современные технические достижения не
появились из ничего, а многие трудовые процессы ничуть не изменились по своей сути. Например, выращивание и обработка льна сохранили все
древнейшие производственно-эстетические элементы так называемого льняного цикла. Все лишь ускорено и механизировано, но лен надо так же трепать, прясть и ткать, как это делалось в новгородских селах и десять веков назад.

Культура и народный быт также обладают глубокой преемственностью. Шагнуть вперед можно лишь тогда, когда нота отталкивается от чего-то,
движение от ничего или из ничего невозможно. Именно поэтому так велик интерес у нашей молодежи к тому, что волновало дедов и прадедов.

Так же точь-в-точь и будущие поколения не смогут обойтись без ныне живущих, то есть без нас с вами. Им так же будет необходим наш
нравственный и культурный опыт, как нам необходим сейчас опыт людей, которые жили до нас.

Книга рассказывает о ладе, а не о разладе крестьянской жизни. Она была задумана как сборник зарисовок о северном быте и народной эстетике.
При этом я старался рассказывать лишь о том, что знаю, пережил или видел сам либо знали и пережили близкие мне люди. Добрая половина материалов записана со слов моей матери Анфисы Ивановны Беловой. Воспоминаний, а также впечатлений сегодняшнего дня оказалось слишком много. Волей-неволей мне пришлось систематизировать материал, придавая рассказу какой-то, пусть и относительный, порядок, чем и продиктовано композиционное построение книги.

Из экономии места мне приходилось то и дело сокращать или вовсе убирать живой фактический материал, довольствуясь общими размышлениями.

Похожие статьи:

Статьи и монографииПовседневная жизнь Русского Севера. Василий Белов. Часть первая.

Статьи и монографииПовседневная жизнь Русского Севера. Василий Белов. Часть третья

Статьи и монографииПовседневная жизнь Русского Севера. Василий Белов. Часть вторая

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

try { var yaCounter38872 = new Ya.Metrika(38872, null, 1); } catch(e){}