Он против рамок в творчестве

Он против рамок в творчестве


Алена Конова
ИГОРЬ КАПУСТИН:  

«Я ПРОТИВ РАМОК В ТВОРЧЕСТВЕ»

Фотографы относятся к тем, кто не спешит раскрывать свою душу. Спрятавшись за объективом камеры, они открывают нам новый мир, видят нас такими, какие мы есть, при этом, зачастую оставаясь за кадром и показывая лишь свои снимки.

Известный фотограф, web-дизайнер, путешественник Игорь Капустин не является исключением. Десятки великолепных фото из разных уголков земли, созданные Игорем можно встретить на страницах таких журналов, как «Kavkaz Air», «Флэтленд» и других.Работы автора не раз участвовали в различных выставках не только в России, но и в странах ближнего зарубежья. Однако, одно дело – фото, а другое дело – человек, который его сделал. И сегодня Игорь откровенно рассказывает читателям о том, что происходит в его жизни за пределами объектива, делится секретами мастерства и не только.


— Игорь,  знаю, что запись в вашем  дипломе не имеет ничего общего с фотографией.  Как так получилось, что вы стали фотографом?


– Фотографией увлекся еще в школьные годы. Этому поспособствовал отец, который подарил самую первую в моей жизни камеру, а именно советский малоформатный шкальный фотоаппарат «Смена-2».  Тогда в фотоделе мне был интересен сам процесс: черно-белая съемка, проявка, печать, в общем, все это колдовство.

В то время наша семья жила в Норильске. Часто со своим товарищем фотографировали этот город, поднимались на гору Шмидтиха, пытались запечатлеть буквально все.

Снимал и своих друзей, знакомых. Однако выбор профессии никак не был связан  с фотографией. После окончания школы поступил в Донецкий металлургический техникум и формально стал металлургом. 

Уже ближе к четвертому курсу, путешествуя по Питеру, я приобрел «Ломо комакт» -  это знаковая камера. От ее названия произошло целое течение, которое и поныне существует, называется «ломография». Это чуть ли не первая советская камера «мыльничка», полностью автоматическая. Она самостоятельно отрабатывала затвор, то есть выдержку, и можно было делать мультиэкспозицию, ну и вообще шалить (улыбается, - прим. авт.).
  
Со временем у меня появилась своя небольшая коллекция разных камер: «ФЭД», «Зенит», «Practica» и другие. Однако пленочная пора моего творчества протекала вяло, по сравнению с сегодняшним днем.


– С чем это связано? 


– Увлечение фотографией шло параллельно с работой. Но все изменилось, когда настала цифровая эпоха, и у меня появился фотоаппарат «Olympus» SP-500. Благодаря тому, что теперь снимок выходил сразу на этап коррекции, то есть были исключены проявка, печать, сканирование, там, где раньше увидев какой-то пейзаж или сюжет, скорее всего, прошел бы мимо, теперь я останавливался и фотографировал.
  
Соответственно увеличилось количество работ, прибавился опыт. Тогда же стал создавать свои первые коллажи. 


– То есть вы набивали руку методом проб и ошибок?


– Верно. У меня, конечно, была целая подборка литературы в электронном виде по фотографии, но ни одна из этих книг не была прочитана. Этим не горжусь, конечно (улыбается – прим. авт.).

Просто дело в том, что еще школьником, занимался в кружке, где нас учили рисовать, делать чеканку. Помню, преподаватель давал четкие указания, как нужно делать, а как нет, ставя нас тем самым в определенные условия. Может быть, от части, это и правильно, но я против рамок в творчестве. 
 
Да, ты должен знать основные правила, но лишь для того, чтобы сознательно их обойти, изменить, сделать по-своему, отойти от общепринятых стандартов. 


– Что доставляет вам большее удовольствие: процесс съемки или обработка снимков?


– И сьемка и коррекция для меня неделимы.  Зачастую снимая, я уже приблизительно знаю, как потом буду производить обработку. Так, например, притемняю некоторые снимки, придерживаясь принципа: пусть в экспозиции лучше будет недосвет, чем пересвет.

Считаю, что правильная фотография та, где нет белого. То есть формально, ты смотришь, кажется, что это белый, но при большом увеличении оказывается, что это желтоватый или синеватый оттенки. В снимке важна сбалансированность цветов, чтобы не было, так называемых  «дырок в небе», чтобы облака – это были облака, а не белая дырочка (улыбается – прим. авт.).

Хороший снимок тот, в котором соблюден баланс цвета, света и композиции. К слову, снимать предпочитаю на «Pentax», у меня и «тушка» и оптика этой марки. 


– В каких жанрах вы работаете чаще всего? 


– Когда в руках ультразум, объектив сам выбирает, что ему нужно в данный момент.

Бывает, правда, ловишь себя на том, что что-то определенное чаще снимаешь. Так, в одно время, в моем творчестве преобладали портреты и фото-арт, то есть коллажи. Микшировал различные локации и людей, которых отснял на улице. Постановочные съемки тоже были, это классика.


– Игорь, в чем, по вашему мнению, состоит принципиальная разница между живыми и постановочными фотографиями? 


– Удачный живой кадр сложно поймать. В нем должно совпасть все: твое настроение, настройки камеры, свет, цвет, локация. Это идеальный снимок, не требующий дополнительной обработки.
 
В постановке же, важно совпадение локации, света и композиции.


–  Какими своими работами вы гордитесь больше всего? 


–  Отвечая на этот вопрос, можно говорить только о состоянии на данный момент, поскольку с течением времени мы меняемся, меняются наши вкусы, технологии.

Все, что ты умел делать еще вчера, и тебе казалось, что это правильно, красиво, сегодня может оказаться не таким уж и привлекательным.
 
Так, бывает, смотришь на работу, которую  раньше на выставке размещал и понимаешь, что сейчас никогда бы ее не выставил.  



– Вы помните, какие эмоции испытали, когда вашу работу впервые опубликовали в журнале?


– Интересно. И все. 


– Вы не самый эмоциональный человек?


– Эмоция для меня - это фотография. Смотришь на работу, и она тебя либо радует, либо наоборот. Все. Другое дело – эмоциональный фон. Капустин в жизни и Капустин за рулем – это два разных человека (смеется, - прим. авт.). 


– Знаю, что вы много путешествуете, это вас вдохновляет? 


– Да, это так.  Причем инициатором поездок чаще всего является моя супруга. Она, кстати, тоже занимается фотографией. Мы любим открывать для себя новые места. Транспорту и стандартным экскурсиям предпочитаем пешие прогулки. Считаю, что только так можно увидеть настоящую жизнь, которая, в полной мере, либо частично характеризует этот город.

Правда, в последнее время выбираться куда-либо удается гораздо реже, чем хотелось бы. 


– Бывает так, что вы с супругой соревнуетесь в творчестве?


– Нет, даже наоборот, иногда при отборе фотографий, я советуюсь с ней. Правда, весьма часто не соглашаюсь, но мнение со стороны тоже важно (улыбается, - прим. авт.). 


– А как вы относитесь к критике?


– Именно к критике я отношусь нормально. Когда люди обоснованно делают замечания, говорят, что именно им не понравилось в твоей работе, то это даже полезно. А вот, если просто пишут: плохая работа, или еще похлеще, что, кстати, в последнее время встречается чаще, то это уже не критика. Стараюсь на такие высказывания внимания не обращать.

Сам тоже не люблю никого критиковать. Приблизительно понимая, как будет реагировать человек на мои замечания, я либо ставлю оценки, при чем, как правило, плюсовые, либо просто прохожу мимо. Считаю, что если ты обратил внимание на определенное фото, то оно уже заслуживает положительной отметки.
  
Кстати, просматривать тематические форумы, где  фотографы выставляют на обсуждение свои работы – хороший способ для новичков «настрелять» глаз.  



–  Мне известно, что вы и в жизни часто общаетесь с фотографами… 


– Единомышленники – это хорошо. Обмениваться опытом важно, ведь иногда ты просто можешь не знать каких-то вещей. Правда, кто-то делится своими секретами, а кто-то нет. Как по мне, спросили –  ответь, потому, что в любом случае это будет уже другая фотография. 
  
Как у хозяйки не бывает двух одинаковых борщей, так и здесь, абсолютно повторить работу нельзя. Да, пишут, фотография обработана в стиле Дейва Хилла, например, но это именно технология и на этом - все. А дальше уже сюжет, композиция, свет, цвет и все остальное.


– Игорь, на вашем официальном сайте ivki.com можно найти множество проектов, в которых вы принимали активное участие, в том числе и благотворительных…


– Когда я жил в славном городе Николаеве, то состоял в двух фотосообществах, одно из которых называлось «Импульс». Там, в основном, собирались люди, которые действительно живут фотографией, либо активно ей интересуются. Раз в месяц-два мы организовывали разнообразные фото-выставки. Когда клуб приобрел популярность,  к нам начали обращаться из различных благотворительных фондов, с просьбами помочь в сборе средств. В меру наших  возможностей мы оказывали им поддержку.


– Какими проектами вы заняты сейчас?


– Конкретно проектов у меня немного, но среди них есть любимый, над которым я работаю уже на протяжении семи лет,  его название - «Последние». Он создан под влиянием волшебного места, которое называется Лисья бухта. Это залив Черного моря, расположенный между горными массивами Кара-Даг и Меганом в Крыму. Туда я попал абсолютно случайно и место мне очень понравилось. В настоящее время в этой подборке двенадцать работ. 


– О чем вы мечтаете?


– У нас большая страна, хотелось бы изучить ее, познакомиться со многими городами поближе и донести то, что увидел до остальных, ведь  фото – это версия мира и без него я себя представить не могу…



Фото из архива Игоря Капустина
http://ivki.com/

Март, 2017
 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!